kvisaz (kvisaz) wrote in oilpunk,
kvisaz
kvisaz
oilpunk

14 Кромка на грани

Справка: факты, используемые в "Нефтепанке", часто являются фактами. Как, к примеру, в начале этой главы.

14 Кромка на грани



Труба соединяет
и труба разлучает

Жадность извозчиков – Первый нефтяной террор – Не самоубийцы – Кромка хочет умереть

Нефтепроводы были рождены жадностью. Жадностью извозчиков Пенсильвании. Во время первого бума в середине XIX века нефть перевозили в бочках. Дороги были забиты повозками и извозчики спешили сделать как можно больше рейсов. Но, подхлестывая своих лошадей, они заодно подхлестывали и цены. Последние оказались более прыткими.

В какой-то момент оказалось, что несколько миль от вышки до железной дороги стали самым дорогим участком пути. Он обходился дороже, чем перевозка по той же железной дороге в другой штат. Попытки сбить цены ни к чему приводили. Извозчики потирали руки.

Тогда нефтяники начали пробовать самые дикие, самые странные проекты альтернативного транспорта. Таким проектом был и деревянный трубопровод, по которому нефть предлагалось качать, как воду. Это было очень смешно. Еще смешнее было то, что деревянные трубы все же оказались дешевле телег с бочками. И в 60-е годы XIX века появились первые нефтепроводы.

Взбешенные извозчики объявили войну. На деревянные трубы они ответили поджогами, на бойкот своих услуг – вооруженными нападениями. Так появились первые нефтяные террористы.

На смену деревянным трубам вскоре пришли стальные. Но нефтепроводы долго оставались тонкими, как нитки, и хрупкими, как спички. Если диаметр превышал метр, труба считалась уже большой. Трубопроводы продолжали выполнять чисто транспортную функцию. И, как всякий транспорт, они были абсолютно беззащитны.

Любой злоумышленник мог пробить трубу и припасть к благословенному источнику углеводородов. Для этого было достаточно одного выстрела из автомата. Кто-то обматывал трубу тряпками, кто-то стрелял через деревянные дощечки, чтобы снизить вероятность воспламенения. Как правило, большинство стрелявших не заморачивалось с мерами безопасности. Не загорится – хорошо. Загорится – еще лучше. Многие только этого и хотели. С каждым годом их становилось все больше и больше, и силы нефтяной безопасности уже не справлялись с охраной труб.

Но если жадность породила нефтепроводы, то террор подтолкнул их эволюцию. Когда дым от нефтяных пожаров затмил небо, а человеческая жизнь стала дешевле канистры бензина, корпорация Мултазкинг торжественно объявила о вводе первой линии Магистрали. Самой мощной, самой дорогой, самой надежной системы для транспорта нефти и иных углеводородов. В нее было бесполезно стрелять. Ее бесполезно было таранить. Единственную пользу из нападения на Трубу могли извлечь только самоубийцы.

Дор и Си-Джей были потрошителями цистерн. Но самоубийцами они пока не были. К счастью, спецназовец, вышедший из опорной станции Магистрали, не спешил их убивать.

- Хай, гайз! Так где тут у вас можно пожрать-то?! – повторил он, почесывая правое ухо.

В этот момент из станции вышел второй человек. Он был огромен и быстр, как колесо рудничного грузовика-тяжеловеса. Руки его напоминали клешни эвакуатора, а лицо было похоже на рваную покрышку, разбитую об острые камни рудничной трассы. Под мышкой он нес кастрюлю, словно собирался утолить голод нарушителями.

Дор и Си-Джей закричали и повалились на землю. Они поспешили заверить, что всегда были лояльны к Нефтяному Спецназу. То, что они оказались у Магистрали – это чистая случайность, ошибка навигатора. Они вовсе не думали атаковать линию при помощи трактора. Нет, что вы? Они прекрасно осведомлены, что насыпь у Трубы заминирована кумулятивными зарядами. И что одного заряда достаточно, чтобы проделать сквозную дырку в тройном слое брони. А Дор и Си-Джей никогда не думали о самоубийстве. Нет, нет, они пока не готовы, еще не готовы к такому важному событию.

Они стенали бы еще, но гигант сделал им знак заткнуться.
- Эй, гай! – обратился он к своему напарнику. – Лезь в трактор к пулемету и бери на мушку этих оборванцев.
- А ты, босс?
- Я отдам долг.

Айронхед подхватил кастрюлю и зашагал прочь от станции и трактора, по направлению к ближайшему холму. Миновав гребень, гигант опустил скороварку на кусок бетонной плиты, торчащей из земли, и осмотрелся. Можно было открывать. И он открыл.

Если бы вокруг был лес, скошенные деревья могли бы упасть на плечи гиганта. Если бы вокруг были стены, потолок обрушился бы на его голову. Но вокруг был пустырь. Так что Айронхед просто сделал шаг назад.
- Твое лезвие не действует на меня, - сказал он.
- Чтоб ты сдох, урод! – существо, вылетевшее из кастрюли, перестало испускать непрерывный крик и перешло на обычную речь. – Твое счастье, что в кастрюле было слишком тесно, чтобы я могла набрать достаточно воздуха.

Гигант кивнул.
- Кроме того, я свернул тебя так, чтобы твой крик не мог сфокусироваться, - добавил он и сделал шаг в сторону.

Острые ногти прошли мимо, даже не коснувшись его плеча. Она прыгнула еще раз. Но гигант снова увернулся. Некоторое время они быстро двигались, кружась в молчаливом танце, как баскетболист и мяч. У мячика были очень острые ногти и крайне скверное расположение духа. Баскетболист не спешил входить в контакт. Прыжок, поворот, обманное движение. Острые ногти стригли воздух.

Наконец, она выбилась из сил и остановилась, чтобы перевести дух.
- Чтоб ты сдох, урод! – повторила она.
- Это звучит как комплимент, - заметил гигант.
- Вот как? – спросила она. И сразу же прыгнула вперед, пытаясь подловить соперника. Но он исчез и возник уже за ее спиной.
- Похоже, кому-то здесь известен секрет телепортации, – выдохнула девушка. – Как ты это делаешь?
- Я из Нефтяного Спецназа, - ответил он. Она посмотрела ему в глаза. Он не шутил.
- А я террорист-смертник, - сказала она.
- Можно было догадаться, - ответил он и протянул руку. – Айронхед.
- Кромка.

Она пожала ему указательный палец и вздохнула.
– Высокий класс. От твоей руки и умереть не стыдно.
- Не сегодня.
- Что???
- Я не убью тебя, - объяснил гигант и протянул респиратор. – Одень это и иди прочь.
- В смысле?
- Ты свободна. Пока, бэби.

Он повернулся и пошел прочь. Когда гигант поднялся на гребень холма, она схватилась за голову и закричала. Он обернулся.
- Что-то случилось?
- Я должна была умереть сегодня, - объяснила она, размазывая слезы. – Сегодня, вместе со всеми. Майстерзингер…
- Майстерзингер мертв, - ответил Айронхед. - Но он попросил, чтобы я тебя вытащил. Услуга за услуга, бэби. Он прикрыл мой отход.
- Но я должна была умереть! Ты должен был позволить мне умереть!
- Ты можешь сделать это в любой момент. Когда я уйду.

Кромка осела и, не таясь, заплакала уже навзрыд. По ее лицу текли черные ручейки, то ли от потекшего грима, то ли от пляшущих в воздухе черных пылинок.
- Слушайся своего мастера, - сказал гигант. - Оставайся в живых, Кромка.

Он ушел. Кромка осталась наедине с кастрюлей. Слезы текли по респиратору и капали в мертвую пыль. Кромка была одна, одна под серым небосводом. Кругом расстилались дикие территории, без малейших признаков цивилизации. За холмами, за горизонтом лежал мир людей, но он ее уже не интересовал. Ведь все ее друзья уже ушли. Свертка, Резак, Дабл Бум, Зингерелла и Ультрас. Один человек – одна нота священного гимна, гимна победы и разрушения. И майстерзингер, который вел партию и у которого по традиции не было имени. Вместе они были силой. Они были готовы бросить вызов миру и они это сделали.

Осмелевшие хобо-койоты подкрадывались к плачущей Кромке. Их зубы лязгали уже рядом, и самые наглые уже обнюхивали крышку от кастрюли. Но Кромку это беспокоило мало. Ведь она была зингером, певцом-смертником. Она должна была умереть сегодня. Гимн был окончен и его последняя нотка должна была погаснуть.



.
.
.
Предыдущая глава - 13 Дикие Территории

Краткое содержание предыдущих серий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment