kvisaz (kvisaz) wrote in oilpunk,
kvisaz
kvisaz
oilpunk

  • Music:

19 Землетрясение – это я

Мой милый пошел по трубе
и бог подземелья
съел его след


Сладкие, сладкие пончики – Треугольники - Землетрясение – это я! – Вуду для пневматического дятла

Землетрясение на Гаити 1910
Саундтрек к главе:


Когда стены перестали вздрагивать, Пинки осознал, что ему снова удалось выжить, и обрадовался. Пончики, сладкие пончики! Они лежали рядом, в коридоре, обсыпанные сахаром и извёсткой, глазурью и кусками гипсокартона.
По громкой связи заиграла песня "Мой милый пошел по трубе". После первого куплета музыка оборвалась, и приятный женский голос сообщил:
- Если вам дорога жизнь – можете выйти из камер и подняться на поверхность через спасательную шахту. Повторяю – если вам дорога жизнь…
Топот и ругань подсказал Пинки, что большинство кандидатов на эвакуацию последовали приглашению. Он выждал ещё немного, сбросил грязный матрас и выполз в коридор.
На рваном линоулеме там и сям лежали белые колечки раздавленных пончиков. Они выглядели точь в точь, как распластанные щупальца кальмаров из китайского ресторанчика, где Пинки и Айронхед однажды обедали.
Пинки поднял одно из "щупалец" и оно захрустело на зубах. Крошки гипсокартона разбудили воспоминания об устрице, чью раковину он однажды съел на спор. Друзья тогда смеялись и хлопали по спине. Пинки считал, что бензин стер все воспоминания. Но сейчас, медленно пережевывая скрипящую известку, он вспомнил, что был такой спор. И хотя он не помнил имен и лиц, определенно кто-то смеялся и бил его по спине.
- Неплохо! – сказал Пинки и выплюнул слишком твердый кусочек.– Совсем неплохо!
Он поднял бумажный пакет, который обронил коп перед землетрясением и начал собирать пончики. Коридор был тих, камеры опустели. Пулемётчик из Антарктиды лежал в камере как убитый. "Не снять ли с него ботинки?" - подумал Пинки и тут же вздрогнул, вспомнив о проклятом рисунке на стене.
Что было особенно неприятным – теперь он знал, как называются те штуки. Тре-у-голь-ники. Факин евклид! Пинки однажды видел человека, что пытался удрать от полиции по озеру застывающего битума. Железные подковы башмаков пробили корку и человек ушёл в трясину по щиколотки. Затем по колени, по пояс, по плечи. Через некоторое время осталось только лицо, кричащее в темное небо.
Теперь Пинки понимал, что ощущал тот человек, когда корка треснула и пошла волной. Всё начинается с малого, но в какой-то момент ты понимаешь, что ушёл по колени в расплавленную тьму и она тебя уже не отпустит.
Пинки не помнил, чтобы он сам бегал по битумному озеру. Но зато он помнил взрыв в ресторане, осквернение корпоративного храма и нелегальную поездку на скоростном секретном транcпорте Нефтяного Спецназа. А теперь ещё и это. Знание о треугольниках. Ближайший тест на геометрию с детектором лжи – и всё, прощай!
Он вытер пот со лба и отвернулся от камеры. Чему быть, на то наплевать. Живёшь только раз. Ну, максимум, два – как в его случае. Так что к чёрту всё, пока есть пончики!
Кулинарный автомат лежал на боку и плакал разноцветными струйками сиропа. Но корпус был крепок, а сенсорная клавиатура – упряма. Пинки попробовал процарапать прозрачную стенку, за которой лежали румяные пончики, пышные и крепкие, как бедра стриптизерши.
- Пытаешься снять целяк? – раздался голос ветерана Антарктиды.
- А не пошел бы ты по трубе! – огрызнулся машинально Пинки и тут же подскочил, осознав, что он услышал. Старик уже выбрался из камеры и сидел в двух шагах, наблюдая за возней с автоматом.
- А ключик-то - вот! – заявил он, прищурившись и вытянув вперед правую руку. Желтый длинный ноготь на большом пальце поблескивал, как лезвие ножа. – Хочешь, я сниму? Только чур, мне без цукатов.
- Еще один шаг, и я пробью тебе голову! – завопил Пинки. – Почему тебя не пришибло во время землетрясения?!!
- ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ?! – взревел знакомый голос. В холл, где лежал автомат, боком протиснулся Айронхед. При входе он задел бедром узкую стойку, за которой когда-то сидели копы, и та рухнула как карточный домик.
- Землетрясение – это я! – сказал гигант и сфокусировал взгляд на ветеране Антарктиды, на лице которого появились отчетливые признаки паники. Пинки это понравилось.
- Это евклид, босс! – сообщил он. – Можешь его убить, все тебе скажут спасибо! Особенно я. Но ты долго добирался…
- Этот участок заглублен на сорок метров, так что я не мог войти, как обычно. Пришлось взломать пневматического дятла и пробить вход через крышу.
- А я подрался в баре. Меня хотели пустить под нож, но я отбился при помощи этого евклида.
- Я не евклид! – выдавил старик. – Я честный пулеметчик!
- Скверно, - сказал Айронхед и сделал шаг вперед. Старик дернулся, но рука гиганта поймала его голову, и начала поворачивать в разные стороны. Так скупщик вертит краденый антикварный будильник, перед тем как решить, выставить его на прилавок или отправить под гидравлический пресс.
- Скверно! – повторил Айронхед и отпустил ветерана. – Нас ищут, а мы сидим в полицейском участке. Мы пробиваем крышу сваей. Мы делаем плохо. Надо уносить ноги. Живо!
- А как же этот евклид?
- Он не евклид. Пока не евклид.
- Как ты это определил?
- У настоящего евклида в глазах ярость.
- Но он рисовал треугольники…
- Утри бензин! – рявкнул гигант. – Делаем ноги!
Он тряхнул Пинки так, что все его пончики вылетели из пакета. Да и те, что джек успел проглотить, едва удержались, чтобы не последовать за своими собратьями.
Путь наружу занял очень мало времени. Пришлось только заглянуть в камеру вещественных доказательств, чтобы изъять некоторые улики. Для Айронхеда это не составило никакого труда.
- А компьютеры? – спросил Пинки. – Ты не будешь их, типа, ломать, стирать отпечатки, свидетельства о генетическом анализе и прочую муру-буру?
- Позже сломаю, - ответил Айронхед. – Ползи быстрее!
Они выползли на поверхность из шахты вентиляции и упали на землю. В двухстах метрах от них шевелилась гора. Это был пневматический дятел, огромный и страшный, как и вообще любая сложная техника весом более двух тысяч тонн.
- Нам конец! – простонал старик. – Сейчас он передаст наши координаты и нас поймают!
- Не ори, - сказал Айронхед и достал мобильник.
Со своей позиции Пинки видел, что гигант ничего не нажимал и не трогал. Он вообще не касался мобильника. Аппарат просто лежал в его ладони. И вдруг дисплей полыхнул зелёным, озарившись сиянием пляшущих графиков и танцующих цифр.
- Босс, - прошептал Пинки. – Это же…
- Заткнись, джек. Я работаю.
Айронхед посмотрел на гигантскую машину. На его искорежённом лице по-прежнему ничего не отражалось, а глаза походили на черные стеклянные шарики. Но каким-то чутьём Пинки почувствовал, что босс смотрит на пневматического дятла как на равного соперника. И даже – тут он вздрогнул и покрылся испариной, осознав, о чем подумал – как на более слабого.
- Пришло время для вуду, - сказал Айронхед.
И протянул мобильник к пневматическому дятлу.

.
.

Медиа:
Картинка: Землетрясение на Гаити 1910 год
Саундтрек: Romantic electro II от группы Soja на основании Creative Commons by nc sa 2.0 license - с сайта www.dogmazic.net/Soja
.
.



Предыдущая глава: всё-таки восемнадцатая.
18 Пулемётчик из Антарктиды
Закон об эвакуации – Вечный лед – Одноногий прыгающий китайский танк-лягушка – Треугольники Евклида - Землетрясение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments